Миф о Гермесе - RIEGEL    

Миф о Гермесе

Миф о Гермесе
ГЕРМЕС ПОХИЩАЕТ КОРОВ АПОЛЛОНА. КЛОД ЛОРРЕН, 1645 ГОД

Никто не может так хорошо выполнять поручения Зевса, как это делает Гермес. Везде пройдет быстроногий бог, никаких препятствий для него не существует: он и на край света в мгновение ока слетает, и под землю в мрачное царство Аида спустится, чтобы проводить туда души умерших. Стремительный, как луч света, носится быстроногий Гермес с высокого Олимпа на землю и обратно на Олимп, передавая богам и смертным волю громовержца. Самой судьбой предназначено ему было стать вестником богов. Уже с рождения все предвещало, что большое будущее ожидает этого смышленого ребенка.
В горной пещере в Аркадии родился сын Зевса и Майи быстроногий Гермес. Он еще лежал в колыбели, когда, взглянув на его лукавую рожицу, многоопытный Аполлон предрек ему судьбу:
– О мой голубчик, хитрец и обманщик, чувствую, как часто будешь ты темной ночью в дома пробираться, чтобы без шума делать там свою воровскую работу.

Аполлон, конечно, преувеличивал, но, сказать по правде, совсем немного. Сколько было богов на Олимпе и сколько героев, могучих и сильных, жило в то время на земле, и никто из них не мог превзойти Гермеса в ловкости и хитрости. Недолго оставался новорожденный бог в своей священной колыбели. Потихоньку от матери выпутался он из пеленок, спрыгнул на землю и шагнул за порог. Ясное солнце осветило его крепкую фигурку, он радостно засмеялся и тут увидел большую черепаху. Она медленно передвигалась на своих мягких лапах, пощипывая сочную травку. Подхватил Гермес черепаху на руки и вернулся в пещеру. Там он, недолго думая, распотрошил ее, потом нарезал на поляне ровненьких тростниковых стеблей и сделал из черепашьего панциря свою первую сладкозвучную лиру. Он и струны догадался приладить, которые сделал из овечьих кишок, а когда все было готово, коснулся их, и нежные звуки заполнили высокие своды пещеры.
Взялся Гермес подпевать этим звукам, и так хорошо все у него получилось. Он еще продолжал петь, а в голове его уже крутилась другая задумка. Захотелось ему свежего мяса попробовать, а заодно и над Аполлоном подшутить. Спрятал маленький певец свою лиру в колыбельку и помчался к пиэрийским горам. Стояла уже темная ночь, только яркие звездочки поблескивали на высоком небосводе. Но Гермесу и темная ночь не помеха. Быстро достиг он Пиэрии, где на зеленых некошеных пастбищах паслись стада Аполлона. Отделил он от стада полсотни мычащих коров, привязал к их копытам метелки из веток мирта и тамариска и погнал по песчаной почве, запутывая следы.
По дороге Гермес встретил старика, который, согнувшись, копался в своем винограднике.
– Смотри, старик, никому не рассказывай, что видел меня, кто бы у тебя об этом ни спрашивал. А за это я даю тебе вот этих двух коров.
Поклялся старик, что будет нем как рыба и никому ни о чем не скажет, кто бы его ни расспрашивал. Гермес пошел дальше со своим стадом, но через некоторое время решил проверить, сдержит ли старик свое слово. Спрятал он коров в лесу, а сам, изменив свой облик, вернулся назад.
– Скажи, старик, не видел ли ты тут коров, которых гнал мальчик? Если ты скажешь, куда он их погнал, я тебе дам быка и корову.
Уж очень захотелось старику получить еще и этот щедрый подарок, поэтому он не заставил долго себя упрашивать и показал, куда направился маленький погонщик. Рассердился Гермес на старика и превратил его в скалу, чтобы теперь он уже молчал вечно, а сам поспешил дальше. Шел он через заросшие лесом горы, через цветущие луга, мимо мрачных ущелий.
Уже наступало ясное утро, когда пригнал Гермес похищенное стадо в Аркадию. Но не к своей пещере привел он коров, а к другой, что была неподалеку. Он уже знал все хитрые повадки и, чтобы запутать следы, повернул коров задом наперед, так их и ввел в пещеру. Ведь теперь все, кто увидит следы, подумают, что коровы вышли оттуда. Двух коров он оставил и принес их в жертву олимпийским богам.
Утомившись от своей многотрудной работы, направился Гермес к родной пещере. Потихоньку, чтобы не увидела мать, забрался он в свою колыбельку и притворился спящим. Даже пеленки обмотал вокруг себя, как будто так и лежал все время на месте. Но мать уже видела пустую колыбельку и догадалась, где гуляет ее непутевый сын:
– Зачем ты похитил коров у Аполлона, плохое затеял ты дело, – сказала она ему с упреком. – Неужели ты не боишься его далеко разящих стрел? Ты еще не знаешь, как он страшен в своем гневе.
– Не боюсь я Аполлона, – отвечал ей маленький Гермес, – пусть себе гневается. А если он посмеет обидеть меня, я в отместку разграблю все его святилища в Дельфах. Все его золото украду, серебро и одежду.
Не успел он еще и последнее слово промолвить, как на пороге грота появился разгневанный Аполлон. Увидел Гермес грозного бога и закрыл глаза, как будто давно уже крепко спит. Тихо и скромно лежал Гермес в своей люльке, и кому же в голову придет, что этот невинный младенец мог уже натворить столько дел. Но его невинный вид не обманул мудрого Аполлона. Подошел он к колыбели младенца и сказал ему грозно:
– Слушай меня внимательно, малыш. Если ты не вернешь мне моих коров, я сброшу тебя в глубокий Тартар. Тогда даже отец не спасет тебя.
Гермес открыл свои лукавые глазки и с удивлением уставился на грозного бога:
– Я знаю, Аполлон, что ты очень мудрый. Но как же ты мог подумать, что я смог увести твоих коров, ведь я еще такой маленький. У меня и заботы сейчас другие – поспать да материнского молока попить.
Засмеялся многоопытный Аполлон, понял он, какой хитрец на свете появился. Вот тогда-то он и сказал ему:
– Расти, маленький лгун, и боги воздадут тебе почесть.
Вытащил Аполлон малолетнего плута из его колыбельки и, как он был в пеленках, заставил идти вместе с ним на Олимп, чтобы там рассудил их Зевс и заставил своего новорожденного сына вернуть все, что он уже успел похитить. Показал Гермес, куда он спрятал коров Аполлона, а чтобы тот не держал на него больше зла, хитрец Гермес, пока Аполлон выводил коров из пещеры и пересчитывал их, играл ему красивые мелодии на лире. И Аполлон, пораженный виртуозностью Гермеса, простил его и даже подарил ему своих коров за его лиру.
Когда Гермес подрос, великий Зевс забрал его к себе на Олимп. С тех пор он без устали носился по всему свету, выполняя поручения отца. Забегал он по пути к своей матери передохнуть немного и однажды пожаловался ей:
– О, какой я несчастный, нет никого несчастнее меня.
– Что такое? – встревожилась Майя. – Что случилось с тобой, сын мой?
– Они меня совсем замучили работой. Я разрываюсь на части от множества дел. Никто меня не жалеет.
– Не гневи великих богов, сынок. Они любят тебя, потому и прощают все твои проделки. Ну, посуди сам, мало того что ты похитил коров Аполлона, когда был маленький, так ты еще недавно украл у него лук и стрелы. А кто у самого Зевса его скипетр украл?
Гермес засмеялся и потупил свою бедовую голову. Он вспомнил этот забавный случай, когда он действительно в шутку украл у отца знак его власти – золотой скипетр – и спрятал его. Сколько тогда было переполоху на Олимпе, сколько волнений, пока боги не догадались, кто виновник этой неслыханной кражи. Пришлось ему сознаваться и показывать, где он спрятал похищенный скипетр. Отец рассердился на него немного, а потом простил. Все-таки он его очень любит.
– Но ведь я занимаюсь воровством только в шутку, мне ничего не нужно, – сказал Гермес своей обеспокоенной матери, – ведь еще больше я делаю добрых дел. Кто придумал азбуку и научил людей читать? А кто изобрел числа и меру всех вещей? Скажешь, не я?
Что оставалось говорить Майе? Конечно, это все придумал и изобрел ее сын. Он очень талантливый и смышленый. И мать очень гордится своим сыном. С какими только просьбами к нему не обращается! Торговцы считают его своим богом, а путешественники – своим. Не оставляет он людей и после их смерти, провожает их души к Аиду. Никого он не обижает и успевает везде. Даже когда народные собрания надо проводить, и то посылают за ним. Он и соберет всех быстро, и говорить научит.
– Хорошо, хорошо, – сдалась любящая мать. – Ты у меня замечательный сын. Только, прошу тебя, не испытывай больше терпения великих богов. Тут опять мне жаловались, что у Посейдона трезубец пропал, а у Ареса – его меч. Верни им все, пожалуйста!
– Ладно, верну, ты не волнуйся. Ну, мне пора. Надо еще в Аргос слетать, навестить Данаю, передать ей привет от Зевса, а на обратном пути он просил забежать в Беотию к Антиопе.
И быстроногий Гермес помчался дальше на своих крылатых сандалиях.

Поделиться с друзьями
Марина Аллибис
RIEGEL