Десять верблюдов. Притча о том, что меняет людей - RIEGEL    

Десять верблюдов. Притча о том, что меняет людей

Десять верблюдов. Притча о том, что меняет людейДавным-давно три молодых путешественника покинули Багдад и отправились на северо-восток. Там, в степях и пустынях Средней Азии, они рассчитывали встретить свое предназначение. Быть может, кто-то из них станет великим первооткрывателем, торговцем или воином? Или, может, найдет там семейное счастье? А может, сложит голову без славы?
Они ехали долго.
В жилищах одного племени, обжившего небольшой участок богатой, плодородной земли, они нашли временный приют. У вождя того племени было две дочери. Старшая – очень красивая. Младшая – ну, не очень.
Путешественникам понравилось и племя, и гостеприимство вождя, и старшая дочь. Каждый хотел взять ее в жены и остаться.
Но не драться же за нее? Столько песков пройдено вместе, столько бед пережито. Бросили жребий.
Первому выпало свататься к младшей, второму – к старшей, третьему – продолжить путь. Друзья тепло попрощались, третий дал зарок навестить первого и второго и отправился дальше.
Надо сказать, что в том племени было принято платить калым за невесту верблюдами. Хорошая невеста оценивалась в десять верблюдов.
Первый путешественник расседлал обоих своих – и ездового, и вьючного – вынул сбережения на крайний случай, взятые с собой из Багдада, докупил еще восемь верблюдов и отправился со всем этим к вождю.
— Калым хорош, — ответил ему вождь, — это вполне разумная плата за руку моей старшей дочери, первой красавицы племени.
— Нет, вождь, ты не понял, — сказал путешественник, — я хочу просить руки младшей твоей дочери.
Вождь возрадовался внутри, ибо не знал, кто согласится взять его младшую дочь в жены. Однако, как честный человек, предупредил:
— Но тогда твой калым чрезмерен. Я не хочу обманывать тебя. Давай я возьму за нее только пять верблюдов – ведь она… ну, не очень.
— Нет, вождь, я хочу отдать за нее именно десять верблюдов.
Не спорить же?
Второй путешественник, которому выпало свататься к красавице старшей, был более прижимистым и разумным. На странный поступок первого он только покачал головой, отправился к вождю и сторговался с ним на семи верблюдах за старшую дочь. Вождь был погружен в раздумья по поводу поступка первого жениха и торговался не очень жарко.
Сыграли свадьбы.
Прошли годы. Третий путешественник, ставший-таки купцом, и довольно богатым (впрочем, ничего сверхъестественного), привел свой караван в племя, где остались два его былых попутчика.
Старые друзья встретились. Гость подметил, что старшая дочь вождя ныне не так хороша, как раньше – да, красива, но ничего особенного, по большому счету. А младшей, которая была не очень, он не встретил вовсе.
Вместо нее с первым путешественником была совсем другая женщина – пожалуй, еще и попрекраснее, чем была старшая дочь вождя, когда они увидели ее впервые.
Улучив момент, гость отвел своего друга в сторонку и спросил прямо:
— Вижу, у тебя новая жена. Какая беда постигла младшую дочь вождя?
— Э, друг, — засмеялся тот, — разуй глаза – вот она, младшая дочь, перед тобой. Моя первая и единственная жена.
— Но отчего она так похорошела?
— Это ты спроси у нее сам.
Купец подошел к младшей дочери вождя и спросил:
— Скажи, отчего ты вдруг стала так прекрасна? Ведь раньше ты была… ну, не очень.
— Просто однажды я поняла, что стою десяти верблюдов. И… все изменилось.

 

Поделиться с друзьями
Марина Аллибис
RIEGEL